Райнер Зееле: Для нас нет лучшего инвестора, чем «Газпром»

Осенью прошлого года «Газпром» увеличил свой пакет в немецкой компании Wingas c 35 до 50% минус одна акция, став фактически равноправным партнером концерна BASF на рынке транспортировки и распределения газа в Германии и других странах Западной Европы. В 1993 году Wingas начал поход на немецкий рынок с нуля и стал первым примером развития конкуренции в сфере поставок газа потребителям при непосредственном участии российского монополиста. Сейчас компания владеет разветвленной системой газопроводов в Германии и крупнейшим газохранилищем в Центральной Европе. Кроме того, именно Wingas выступил крупнейшим покупателем газа «Северного потока», законтрактовав 9 млрд кубометров в год, начиная с 2011 года. В обмен на 15% акций Wingas «Газпром» впервые отдал европейской компании, а именно BASF, долю в проекте разработки крупного месторождения газа в России. Однако если планы Европейской комиссии по разделению концернов путем выделения из них транспортной инфраструктуры будут реализованы, Wingas лишится базы для своего бизнеса, а «Газпром» — практически всех завоеваний на европейском рынке. О своем видении дискуссий с Брюсселем и будущем компании обозревателю «Времени новостей» Алексею ГРИВАЧУ рассказал председатель директората Wingas Райнер ЗЕЕЛЕ.

— Глава «Газпрома» Алексей Миллер недавно обрушился с жесткой критикой на Еврокомиссию по поводу «третьего энергетического пакета» в целом и антигазпромовской поправки в частности. Какую роль может сыграть Wingas в этом противостоянии?

— Я очень приветствовал ясные и четкие слова, которые г-н Миллер сказал в адрес Еврокомиссии. Столь прямые заявления были абсолютно необходимы, чтобы в Брюсселе наконец задумались над собственными действиями. И полностью поддерживаю критику, высказанную главой «Газпрома». Наша роль мне видится в виде посредника при построении диалога «Газпрома» с европейцами. Все, что мы делаем, можно назвать наведением моста, соединяющего Россию с Европой. Главная цель — добиться взаимопонимания между ними. В этой связи крайне важно довести до по нимания Брюсселя, что Европа не может позволить себе роскошь отказаться от такого инвестора, как «Газпром». Нам нужны новые мощные инвесторы, чтобы подкрепить растущий европейский спрос на газ необходимой инфраструктурой. Пункт «третьего энергетического пакета» Еврокомиссии об инвестициях в транспортную инфраструктуру от компаний из стран, не входящих в ЕС, направлен против «Газпрома». Но он вредит в первую очередь притоку инвестиций в новые проекты, которые должны снабжать Европу газом. Хочу обратиться к Брюсселю с воззванием: для нас нет лучшего инвестора, чем «Газпром»! Это касается как наличия у него ресурсов газа, так и опыта обеспечения надежных и конкурентоспособных поставок.

— Предложения Еврокомиссии касаются не только сторонних инвесторов, но и действующих игроков на рынке, в том числе и вашей компании.

— Формулировки «третьего пакета» и сами идеи, которые скрываются за ними, ограничивают не только инвестиции «Газпрома», но и вообще желание вкладываться в инфраструктуру у любых инвесторов. Ни один бизнесмен или компания не будет инвестировать миллиарды, когда над ним висит угроза экспроприации. Я имею в виду предложения Еврокомиссии заставить концерны продать свои сети. В этой связи мы всецело приветствуем позицию правительства Германии, которое вместе с еще семью странами выступило с инициативой искать «третий путь», альтернативу принудительному разделению энергетических концернов. Если вы посмотрите на Wingas, то вы можете заметить, что мы на своем уровне демонстрируем политикам, как можно выстроить по-настоящему партнерские взаимовыгодные отношения между Россией и Европой. Наше сотрудничество базируется на принципах равноправия. Из него вырастает даже не взаимозависимость, а настоящее взаимное доверие. И я еще раз призываю Еврокомиссию наладить диалог с Россией, чтобы научиться понимать и ценить друг друга.

— Получается, что вы являетесь ярым противником либерализации рынка, которую пытается насадить Брюссель…

— Этот пакет называется либерализационным, но он не явля ется таковым по духу. Во-первых, он ведет к экспроприации собственности. Во-вторых, усиливает регулирование и государственное вмешательство в дела бизнеса. И то и другое противоречит идеям свободного рынка. Я немец и являюсь поборником свободного рынка. Сама история немецкого экономического подъема во второй половине прошлого века — это пример минимального вмешательства чиновников в дела бизнеса. Как я могу убедить своих акционеров — «Газпром» и BASF — вкладывать миллиарды евро в условиях неопределенности регулирования?

— Привело ли это к отказу ваших акционеров от каких-то инвестиционных планов?

— «Газпром» и BASF продолжают поддерживать инвестиционные планы Wingas. Я думаю, они чувствуют, что их позиции как инвесторов укрепляются в связи с предложениями о поиске «третьего пути» и готовности ряда стран, в том числе Германии и Франции, убеждать Брюссель. Так, в следующем году мы запланировали рост инвестиций. В общей сложности речь идет о вложениях 3 млрд евро до 2015 года. Это значит, что доля «Газпрома» в этих вложениях составит 1,5 млрд евро. Прежде всего мы говорим об инвестициях в газопроводы, по которым будет транспортироваться по территории Германии газ, поступающий из «Северного потока», и в проекты по развитию мощностей по хранению газа и оптимизацию существующей сети компании. Первый инвестиционный проект, который уже реализуется, — это труба OPAL. Она должна быть построена к 2011 году, чтобы успеть к моменту ввода в строй «Северного потока». Надеемся, что изначальная цифра запланированных нами инвестиций — около 1 млрд евро — не изменится. Второй газопровод, NEL, рассчитанный для поставок газа после вывода «Северного потока» на полную проектную мощность, пока не имеет четкого бюджета и сроков ввода. Хотя работы по согласованию уже ведутся. В том числе прорабатывается схема его встраивания в существующую в Германии газотранспортную систему.

— Тем не менее складывается ощущение, что отношения с регулирующими органами в ваших проектах далеки от позитивных. И в Германии, и в Австрии, и особенно в Великобритании реализация инвестиционных решений задерживается.

— Что касается препятствий со стороны немецкого регулятора, это прекрасно видно по ситуации вокруг OPAL и NEL. Главная проблема — это получение разрешения исключения этой инфраструктуры из регулирования, чтобы мощности можно было полностью зарезервировать под газ из «Северного потока» на долгосрочной основе. Это необходимо, чтобы иметь транзитные гарантии. Иначе и «Газпром» не сможет гарантировать нам поставки на долгосрочной основе. Кроме того, возможность зарезервировать мощности снижает финансовые риски вложений и, следовательно, делает проекты более привлекательными для кредиторов, которым также нужны гарантии окупаемости проектов и возврата заемных средств. Мы прямо говорим, что готовы брать на себя предпринимательский риск, связанный с колебаниями спроса и т.д. Но не хотим и не можем платить за регулятивные риски.

Сейчас ведутся большие дискуссии относительно надежности энергоснабжения Европы. И совершенно не понятно, почему регуляторы не должны внести свой вклад в стабильность поставок. А отсутствие долгосрочных контрактов на транспортировку газа — это и есть нестабильность. У нас было аналогичное недопонимание в Австрии по вопросам инвестирования во вторую фазу хранилища «Хайдах», но нам кажется, что австрийское ведомство, выдающее необходимые разрешения, осознало невозможность вложений без гарантий долгосрочного резервирования мощностей за инвесторами. Тем более что у него уже есть опыт предоставления исключения из правил. Австрия очень быстро выдала его проекту Nabucco. Поэтому мы ожидаем аналогичного решения.

— То есть у ведомства в Германии такого понимания пока нет?

— Понимание у немецкого регулятора имеется, но здесь имеет место высокая забюрократизированность системы принятия решений. Мы считаем, что положительное для инвестора проекта OPAL решение регулятора — лишь дело времени.

— А что сейчас происходит с проектом строительства подземного хранилища газа в Великобритании ?

— В Великобритании у нас ситуация более сложная, несмотря на то, что новые ПХГ стране крайне необходимы для обеспечения пикового потребления в условиях дефицита каналов доставки газа извне. Наши планы по строительству хранилища на базе месторождения «Солтфлитби» находятся в подвешенном состоянии. Сначала мы долго бились за разрешение на региональном уровне. В итоге местная администрация заявила, что вопрос не в ее компетенции, и отправила нас в национальный регулятор. Тот в свою очередь, сославшись на некий старинный акт, заявил, что для получения разрешения на строительство ПХГ нам нужно иметь лицензию на транспортировку газа. Мы ее, конечно, получили, но нет вообще никаких установленных сроков рассмотрения нашей заявки. Возможно, мы получим предварительное разрешение на строительство к концу года, но чтобы получить окончательную бумагу, придется провести массу мероприятий на местном уровне, включая общественные слушания. Раньше планировали ввести хранилище в строй в следующем году. Теперь же, по самым оптимистичным оценкам, это может произойти не раньше 2011 года.

Но хочу сказать, что мы все это время не считали ворон, а пробурили на южном пласте месторождения скважину и обнаружили определенные запасы газа, которые собираемся поставить на британский рынок. Пока я не могу привести конкретных цифр, нужны дополнительные исследования, но запасы достаточные, чтобы организовать поставки.

— Когда планируете начать поставки?

— Лучше всего осуществить поставки следующей зимой, когда цены на газ в Великобритании опять будут очень высокими (улыбаясь).

— Каковы планы развития бизнеса Wingas?

— Мы поставили себе цель вывести наши продажи газа на новый рубеж — 30 млрд кубометров уже по итогам этого года, хотя ранее этот показатель предполагался на 2010 год. Несмотря на то что в прошлом году продажи газа в Германии в целом уменьшились на 4,5%, Wingas (единственный в стране) нарастил сбыт в стране на 9%. Таким образом, мы поддерживаем стратегию «Газпрома» по увеличению продаж газа конечным потребителям в Европе. Благодаря наличию российского концерна в числе наших акционеров европейские клиенты видят в нас сверхнадежного поставщика топлива. В прошлом году наша доля на газовом рынке Германии достигла 15%. Такая планка была поставлена нам еще 15 лет назад учредителями — «Газпромом» и Wintershall (дочка BASF. — Ред.). Таким образом, мы в среднем ежегодно завоевывали по 1% рынка. И уже поставили новую цель — 20% рынка Германии к 2015 году. А общий объем поставок, включая сбыт в странах Европы, довести до 40 млрд кубометров в год к этому сроку. Рост произойдет за счет уже законтрактованных нами 9 млрд кубометров, которые поступят по новому газопроводу «Северный поток».

— Почему «Газпром» и Wintershall отказались от отдельного совместного предприятия по продажам газа в странах Западной Европы Wingas Europa? Такое СП планировалось в рамках обмена активами между компаниями.

— Мы подробно обсуждали нашу стратегию в Европе, за пределами Германии. И пришли к выводу, что нам нет смысла создавать отдельное совместное предприятие Wingas Europa. Экспансия на соседние рынки будет осуществляться на базе Wingas, который будет по мере необходимости создавать дочерние общества. Так уже работают Wingas Belgium, Wingas UK и Wingas Austria. И планируем усилить нашу деятельность на газовом рынке Франции.

Время новостей [URL]http://www.vremya.ru/[/URL]