Горе от бабла

Активность и агрессивность внешней и внутренней политики Москвы напрямую зависят от уровня мировых цен на нефть, продажа которой дает примерно 40% всех экспортных поступлений страны. При этом чем выше нефтяные цены и соответственно доходы от экспорта энергоносителей, тем более резкую международную политику проводит Россия и тем в меньшей степени она готова идти на какие-либо экономические реформы. К таким выводам приходят российские и зарубежные исследователи.

Внешнеполитические настроения Москвы напрямую зависят от цен на мировом рынке. Этот вывод содержится в исследовании, подготовленном экспертами Американского института предпринимательства, информация о котором опубликована на американском сайте Washington ProFile. Эксперты проанализировали действия Кремля по отношению к другим странам в период с 2000 по 2007 год и сравнили их с динамикой цен на нефть. Выяснилось, что чем выше стоимость барреля нефти, тем меньше Россия считается с интересами других государств. И наоборот, в периоды падения мировых цен на нефть и снижения поступлений в госбюджет от экспорта энергоносителей Москва стремится демонстрировать максимальную лояльность Западу и стремление не нарушать сложившийся миропорядок.

Всего за указанный срок исследователи выделили и оценили по пятибалльной шкале лояльности к странам Запада 86 внешнеполитических шагов России. В 1–2 балла из пяти возможных в указанной шкале агрессивности оцениваются высылка сотрудников дипмиссий и введение тех или иных недружественных санкций на экспорт и импорт товаров.

В 3–4 балла оценивались продажа партий оружия государствам, отнесенных на Западе к сотрудничающим с террористами, акции по прекращению поставок в другие страны по нефте- и газопроводам, а также действия по поддержке сепаратистских регионов в других государствах. Максимальные 5 баллов за указанный период не были присвоены ни одному внешнеполитическому действию Москвы, поскольку такая оценка согласно условиям исследования должна была присуждаться только непосредственно военной агрессии против другого государства.

Авторы исследования выяснили, что при подорожании нефти с 2001 по 2007 год с 17 до почти 80 долл. за баррель уровень агрессивности внешней политики России вырос по указанной шкале с 17 до 55 баллов. При этом рост агрессивности в действиях России на международной арене отмечался с временным лагом в 1–3 месяца после очередного скачка цен на нефть.

Отметим, что если бы исследование захватывало еще и 2008 год, то его авторы скорее всего включили бы в него с оценкой 5 баллов вызвавшую неодобрение Запада и мирового сообщества «миротворческую операцию» РФ в Грузии, которая случилась спустя месяц после того, как в июле нефть подорожала до своего максимума в 147,27 долл. за баррель.

Это не первое исследование влияния роста цен на нефть на политику Российского государства. Ранее российские экономисты отмечали, что с подорожанием нефти власти со все меньшим желанием и решительностью готовы проводить направленные на модернизацию экономики реформы. В частности, о такой корреляции заявлял директор Института экономики переходного периода Егор Гайдар и другие экономисты либерального толка.

Научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин считает верными оба этих наблюдения. «Первоначально, когда нефть была дешева, Россия была как смирная овечка – она дружила с Западом и рассматривала эти страны как союзников и источник опыта. С тех пор ситуация изменилась. Россия превратилась из бедного государства в страну с большими резервами. Для руководства государства подобная ситуация – доказательство наличия возможностей, которые можно немедленно реализовать», – отмечает эксперт. По словам Ясина, из всего набора инцидентов, на которые Москва резко реагировала в последнее время на международной арене, можно выделить истории с провозглашением независимости Косово и размещением систем ПРО в Польше и Чехии. При этом, по словам Ясина, в ужесточении внешней политики Москвы во многом повинен сам Запад. В частности, он считает опрометчивым принятое в начале первого президентского срока решение президента США Джорджа Буша о выходе его страны из соглашения об ограничении систем ПРО. «Многие негативные события во взаимоотношениях Москвы и Вашингтона стали причиной именно этих действий», – уверен аналитик. В то же время Ясин отмечает, что все эти шаги на международной арене Москва могла совершать и не останавливая работу по созданию эффективной рыночной экономики. Оправданию торможению российских властей в этом вопросе он не находит. «Фактически агрессивная внешняя политика стала заменой политике внутренних реформ», – говорит Ясин.

«Рост цен на нефть на мировом рынке, безусловно, позволяет правительству страны с экспортно-сырьевым характером экономики активизировать внешнеполитическую деятельность. Именно поэтому в 90-е годы, когда цены на нефть были низкими, характер пребывания Москвы на мировой арене был довольно пассивным. Однако примешивать в данный вопрос понятие агрессивности или миролюбивости – некорректно», – уверен член научного совета Московского центра Карнеги Андрей Рябов. По его словам, не так давно президент Эстонии Томас Хенрик Ильвес рассказал в одном из интервью, что в 90-е годы стратегия западного мира строилась на предположении о неприменении Россией силы и непроведении ею активной политики на постсоветском пространстве. «Выход за рамки этих убеждений и был интерпретирован как агрессивность», – полагает эксперт. При этом, по словам Рябова, энергетический диктат также не имеет отношения к агрессии, поскольку это просто политизация экономических ресурсов. «Заявления же о поддержке сепаратистских регионов, как мне кажется, следует просто из непонимания ситуации данных территорий. Они стали сепаратистскими не по вине России, а из-за действий руководства Грузии, в частности, прежних президентов Грузии Звиада Гамсахурдии и Эдуарда Шеварднадзе», – подчеркнул Рябов. В то же время эксперт разделил озабоченность в связи с «ресурсным проклятием экономики». «Высокие цены на нефть, безусловно, тормозят развитие государства. Однако есть исключения из правил, в частности Норвегия – страна, которой удалось избежать «ресурсного проклятия», – указал эксперт на альтернативы нынешнему поведению Москвы в вопросах экономического развития.

«Когда бюджет забит горячими деньгами, разумеется, у государства есть возможность для маневра на мировой арене», – соглашается с логикой развития ситуации директор программ по России и СНГ Германского совета по внешней политике Александр Рар. По его мнению, публикаций, подобных исследованию Американского Института предпринимательства, в ответ на более решительные шаги Москвы дальше будет появляться еще больше. «Возможно, если бы у России не было денег, накопленных за счет продажи энергоносителей, ее политика была бы ближе к той, что власти проводили в 90-е годы, однако делать вывод о том, что ее действия на мировой арене связаны только с деньгами и независимостью от западных фондов, также нельзя», – уверен Рар.

Независимая газета [URL]http://www.ng.ru/[/URL]