Финансовый кризис в США привел к смерти женщины

Мировым финансовым кризисом у нас уже запугали всех, кого только можно. На этом фоне любые «плохие новости» из-за рубежа, особенно из США, воспринимаются с повышенной нервозностью. Достаточно вспомнить недавнее падение акций двух крупных американских ипотечных агентств «Фанни Мэй» и «Фредди Мак».

Вице-премьеру, министру финансов Алексею Кудрину пришлось всю неделю на разных площадках объяснять, что деньги Центробанка, вложенные в эти компании, не пропадут, что на их облигации распространяется гарантия американского правительства. И потому не надо впопыхах что-либо менять в сложившейся системе управления финансовыми резервами страны. Но нервозность, по крайней мере в СМИ, сохранялась достаточно долго. Несколько успокоились, когда конгресс США принял решение о господдержке «Фанни Мэй» и «Фредди Мак».

На самом деле говорить о мировом кризисе сегодня, значит, лишь предвосхищать события, которые, может быть, и не наступят. Да, в мире финансов неспокойно. Но пока еще ни в одной развитой стране, в том числе и в США, мы не наблюдали падения производства в течение двух кварталов. Поэтому и нет оснований говорить о кризисе в реальной экономике. Но угроза, конечно, существует. Именно она и создает неустойчивость ситуации, которая нервирует участников рынка и простых граждан. Недавно прошло сообщение, что в США одна женщина покончила жизнь самоубийством, когда поняла, что не сможет выплатить кредит по ипотеке. Она застрелилась, «завещав» мужу и сыну деньгами, полученными за страховку, отдать долг. Трагическая история. И очень яркая иллюстрация того, что происходит.

Нервы сдают. При этом, если вернуться к российским делам, мы забываем, что наши золотовалютные резервы, средства Резервного фонда и Фонда национального благосостояния вложены в самые надежные государственные иностранные бумаги. И не только, кстати, в Соединенных Штатах. Так что риски минимальны. Другое дело, что доходы мы получаем не такие уж большие. Но это уже искусство выбора. Когда события развиваются нормально и неприятност ей впереди не предвидится, можно вкладывать резервные средства в более доходные, но и более рискованные бумаги, в том числе и отечественные. Однако если ситуация усложняется, тогда наоборот, надо искать дорогу обратно — к более консервативным и надежным берегам. Сейчас рынки неустойчивые, значит, мы просто не имеем права увеличивать риски. Так что никаких резких движений я бы пока не делал.

Но паника не утихает. Под сомнение некоторые эксперты уже поставили структуру валютной корзины, по которой Центробанк устанавливает курс рубля. Напомню, что на 45 процентов она состоит из долларов, на 45 процентов — из евро и на 10 процентов — из фунтов стерлингов. Все эти валюты были традиционно устойчивыми, самыми сильными в мире. Теперь, говорят критики, доллар падает. Ну и что? На устойчивости корзины это никак не отражается. Когда мы говорим о падении доллара, то имеется в виду не снижение его покупательной способности в США или в странах, валюты которых к нему привязаны. Речь идет о падении покупательной способности доллара относительно евро. Но если падает доллар, то одновременно растет евро. И наоборот. А эти две валюты представлены в равных долях. То есть именно конструкция валютной корзины позволяет обеспечивать стабильность рубля. Более того, за последний месяц рубль укрепляется не только по отношению к доллару, но и к евро. Обратите внимание: еще не так давно при падении доллара евро поднимался больше 37 рублей. Сейчас этого нет.

Есть еще одно экзотическое предложение — перевести резервные средства страны в рубли. Но надо же понимать, что в России усиливается инфляция. Если отсчитать 12 месяцев назад, то за год она уже составила 14 процентов. Это очень высокая цифра. Мы выпустили джинна из бутылки. Имея снижение уровня инфляции до однозначных цифр, дали возможность ей вырваться за эти рамки. И теперь добиться снижения гораздо труднее. В дело уже надо пускать «тяжелую артиллерию» — сдерживание государственных расходов, сокращение денежного предложения на рынке. Последним Центральный банк занимается неск олько месяцев. Но все равно покупательная способность рубля внутри страны падает. Он укрепляется лишь по отношению к иностранным валютам, благодаря высоким ценам на нефть и газ.

А теперь давайте посчитаем. Тысяча долларов 12 месяцев назад «стоила» 25,728 тысячи рублей. А сейчас — 23,406 тысячи. Потери составили 2,312 тысячи рублей. К тому же инфляция растет и в других странах. Конечно, изначально она намного ниже, чем у нас (в Европе в прошлом году инфляция составила около 3 процентов). В Соединенных Штатах — примерно 3,2 процента, допустим, будет 4 процента. Значит, предполагаемая сумма потерь увеличится примерно до 3,341 тысячи рублей. А теперь прикиньте, насколько «похудела» за это время ваша тысяча долларов в рублевом исчислении из-за инфляции в России. Получается 3,598 тысячи рублей. Расчеты, конечно, приблизительные, но общую картину они дают. Рубль в данном случае — не самая прибыльная валюта.

Кстати, в Китае в 2007 году инфляция поднялась до 7 процентов. И там приняли решение — бороться с перегревом экономики, принимая жесткие меры. А у нас практически только Кудрин и еще несколько экономистов говорят о том, что экономика перегрета и необходимо жестче контролировать госрасходы. Тогда как, например, «Деловая Россия» выступает с требованием отставки Кудрина и призывает более широко тратить государственные деньги, в том числе для поддержки производства. А РСПП настаивает на снижении налогов. В нынешней ситуации все это очень опасно. Со своей недостаточно окрепшей экономикой мы пока очень чувствительны к разного рода влияниям из-за рубежа. Поэтому надо соблюдать спокойствие, чтобы пережить эти неприятности и не делать рискованные шаги.

Что касается Резервного фонда, то в такой сложной ситуации его лучше бы вообще не трогать. Зато средства Фонда национального благосостояния, если часть их вложить в Пенсионный фонд, могли бы помочь нам справиться с возникшими проблемами. Необходимо продолжать пенсионную реформу и осуществить, наконец, переход от распределительной системы к распределительно-на копительной. Но пока здесь есть серьезные противоречия между нынешними и будущими пенсионерами. Нужен мощный целевой капитал, доходы от которого пошли бы на счета будущих пенсионеров. Тогда мы смогли бы довести до ума реформу и одновременно создать серьезные предпосылки для стимулирования долгосрочных инвестиций. Но этот вариант пока не обсуждается.

ЕВГЕНИЙ ЯСИН

НАУЧНЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА — ВЫСШАЯ ШКОЛА ЭКОНОМИКИ

Евгений Ясин
Российская Газета [URL]http://www.rg.ru/[/URL]