Дубаи. Кто создает дефицит нефти

Если не считать нового рекорда, установленного нефтяными ценами 27 февраля, нынешняя неделя ничем не отличается от многих других: цены высоки и в обозримом будущем, похоже останутся высокими.

Это неизбежно вызывает среди наблюдателей разговоры о факторе, который, возможно, удерживает нефтяные цены на высоком уровне. В этих разговорах ключевым словом является «пик». Дискуссии о том, сколько нефти на самом деле осталось в мире, идут даже в Объединенных Арабских Эмиратах, где нефть приносит стране львиную долю ее доходов.

На днях, пишет Gulf News, в Дубаи побывал Мэттью Симмонс (Matthew Simmons), автор книги «Сумерки в пустыне. Грядущий саудовский нефтяной шок и мировая экономика» (Twilight in the Desert: The Coming Saudi Oil Shock and the World Economy), по мнению которого нефтяной пик не просто неизбежен, а уже наступил.

«Цены никак не отражаются на нефтяном спросе, — утверждал он недавно в интервью журналу Texas Monthly. — Мы видим ползучий рост спроса на 18 млн. баррелей в день, а за период с 1995 года до начала 2008 спрос вырос в десять раз».

Разговоры о том, что Саудовская Аравия прячет огромные резервы, которые в один прекрасный день могут выйти на глобальные рынки и обрушить нефтяные цены, Симмонс назвал «глупостью». За последнее десятилетие, подчеркивает он, не было ни одного сообщения о новых гигантских залежах, найденных геологами в Саудовской Аравии.

Симмонс не одинок в своих мрачных прогнозах. В 20-х числах февраля было опубликовано исследование, подготовленное генеральным директором Royal Dutch Shell Иеруном ван дер Виром (Jeroen van der Veer), предрекающим, что эпоха нефти, до которой легко добраться, подходит к концу. К этому достаточно неприятному прогнозу он добавил, что, по оценкам Shell, «в ближайшие 25 лет глобальный спрос на энергоносители вырастет примерно на 50%, а к 2050 году удвоится». Доступ к источникам энергии будет становиться все дороже, добавляет он.

Ван дер Виру вторит Джим Баки, бывший президент и генеральный директор канадской нефтегазовой компании Talisman Energy. «Мы достигли нефтяного пика или близки к нему, — заявил он в интервью Globe & Mail. — Мексика, Северное оре и, возможно, Гавар (Ghawar), крупнейшее в мире месторождение в Саудовской Аравии, идут на спад. Тревожно то, что мир добывает 30 млрд. с лишним баррелей нефти в год, а находит менее 10 млрд».

26 февраля, к спору подключилась команда нефтяных аналитиков Deutsche Bank. Они отметили, что спад уровней добычи на действующих месторождениях делает невозможным выход производителей за пределы 100 млн. баррелей в день.

В настоящее время мир потребляет около 87 млн. баррелей в день, большинство прогнозов едины в том, что к 2015 году нефтяной спрос превысит 100 млн. баррелей. Оценки Deutsche Bank основаны на том, что производителям нефти становится все труднее компенсировать спад добычи на стареющих месторождениях. На протяжении последних 36 лет глобальным производителям удается добавлять к годовым поставкам в среднем 4,2 млн. баррелей в день. Однако, говорится в докладе Deutsche Bank, который цитирует Wall Street Journal, при темпах упадка нынешних месторождений на уровне 5%, этот показатель должен превысить 7 млн. баррелей в день, чтобы достичь 100 млн. баррелей.

Впрочем, не все верят, что к нефтяному пику нас приближает дефицит нефти. Выступая в январе на слушаниях в Палате общин британского парламента, экономический советник BP Питер Дэвис (Peter Davies) тоже сказал, что нефтяной пик близок, но назвал другую причину.

«Я считаю реалистичным прогноз, что глобальная добыча нефти достигнет пика при жизни следующего поколения, из-за пика спроса», — цитировало его агентство Reuters.

Однако Дэвис, в отличие от Ван дер Вира или Симонса, полагает, что до пика добычу доведет не ограниченное количество нефти, а ограничительные инструкции, принимаемые по давлением экологов, в сочетании с протекционизмом ряда правительств, выживающих иностранных инвесторов со своих рынков.

Наталья Хмелик, обозреватель K2Kapital